Серафимское юридическое агентство
Назад

Понятие и правовые последствия провокации в уголовном праве

Опубликовано: 23.04.2020
0
2

Провоцирующая роль конфликта в совершении преступлений

Практика показывает, что в некоторых случаях основным фактором, побудившим «преступника» совершить правонарушение, являются настойчивые побуждения других заинтересованных в осуществлении преступления лиц.

Подобные действия, направленные на провоцирование кого-либо к осуществлению правонарушения, называются ни чем иным, как провокацией. При этом стоит отметить, что наиболее распространенным видом провокации является подстрекательство преступного деяния служащими правоохранительных органов.

Как правило, провокация имеет место в отношении уголовных дел с наркотиками, дел о коммерческих взятках, нарушении авторских прав, а также в отношении дел о сутенерстве.

В этой статье мы подробно рассмотрим, что такое провокация преступления, какая в 2019 году применима статья УК РФ.

Примечательно, что именно Соединенные Штаты Америки стали первым государством, где провокация преступного деяния снимала виновность с лица, совершившего преступление.

Так, еще в недалеком XX веке власти Америки приняли доктрину о том, что провокация сотрудниками правоохранительных органов не всегда бывает законная, но в некоторых определенных случаях их действия могут быть признаны неправомерными.

Таким образом, под провокатором подразумевается ни кто иной, как сообщник правонарушения, который попросту не хочет самостоятельно осуществлять какое-либо преступное действие, поэтому всячески агитирует другое лицо к его выполнению.

Уже несколько десятилетий бытует такое мнение, будто проблема провокации преступного деяния не должна как-либо отражаться в законодательстве России, поскольку она совершенно не актуальна.

И действительно, рассматриваемый термин можно найти лишь только в 304 статье Уголовного кодекса, где предписана мера взыскания за провокацию к даче коммерческого подкупа (взятки).

Однако судебная практика показывает, что в последнее время набирает все большую и большую силу именно рассматриваемое противозаконное деяние.

Некоторые неспециалисты могут путать два схожих понятия: провокация преступных действий и подстрекательство. Однако между ними есть заметные отличия, среди которых основное — цель агитации.

Несмотря на то, что сам подстрекатель не участвует лично в осуществлении преступного деяния, он все равно понесет уголовную ответственность в случае раскрытия правонарушения, чего, естественно, он не желает.

В случае провокации цель провокатора остается незамеченной для лица, совершившего преступное деяние. Кроме того, провокатор не является сообщником преступления, поэтому-то ему и не грозит привлечение к уголовной ответственности.

И, главное, — основная цель провокатора – это скорейшее раскрытие преступного деяния и привлечение к уголовной ответственности исполнителя.

Итак, что является провокацией преступления? Перечислим основные квалифицирующие признаки провокации согласно Уголовному кодексу РФ:

  1. Активные действия провокатора, которые оказали решающее влияние на исполнителя противоправного действия. При этом без проводимой агитации лицо даже и не думало о выполнении уголовного правонарушения.
  2. Мотив провокации – привлечение обманным путем в преступление (лицо не подозревает об участии противозаконных действиях).
  3. Другая цель провокации – не выполнение непосредственно самого преступного деяния, но привлечение к уголовной ответственности обманутого гражданина.

Сотрудникам правоохранительных органов запрещается склонять либо как-то агитировать граждан к совершению противозаконных деяний (4 статья Федерального закона № 211).

Если сотрудники полиции обнаружили само преступное деяние либо только подготовку к нему, то они обязаны немедленно помешать выполнению противоправного поведения, завести уголовное дело.

Как на практике выглядит провокация преступлений сотрудниками правоохранительных органов:

  1. Мотив действий сотрудников полиции – намеренная незаконная организация преступления, а также дальнейшие действия для поиска доказательств его совершения, а уже затем неминуемо следует шантаж.
  2. Служащие правоохранительных органов при обнаружении преступления не отобразили его в соответствующем документе и не предотвратили его, но, напротив, — незаметно для окружающих создают все условия для его скорейшего совершения.

В случае провокации сотрудников полиции, как правило, имеют место такие последствия:

  • каждое преступление, которое было спровоцировано намеренной агитацией, признается незаконным — все документы, касающиеся данного правонарушения, аннулируются;
  • в таком случае отсутствуют существенные причины для привлечения исполнителя преступления к уголовному наказанию;
  • с другой стороны, провокатор, нарушивший законодательство, будет привлечен к уголовной ответственности. При этом тип применяемого наказания, а также его размер зависит непосредственно от характера нанесенного вреда.

Однако практика показывает, что, к сожалению, простому гражданину, которого обманным путем спровоцировали к совершению преступления, бывает крайне нелегко это доказать. Прежде всего, в таком случае потребуется привести доказательства отсутствия личных мотивов.

Понятие и правовые последствия провокации в уголовном праве

Для этого можно использовать следующие доказательства:

  • устные свидетельства очевидцев;
  • какие-либо документы, характеристика с места работы исполнителя преступления о его правильном образе жизни, хорошей репутации.

Ответственность

Согласно вышесказанному, в Уголовном кодексе предусмотрено наказание за провокацию преступного деяния только лишь в 304 статье.

Там сказано, что провокатора ожидает следующая мера ответственности:

  • наложение штрафа, размером до двухсот тысяч рублей;
  • обязательные работы (до пяти лет);
  • заключение в тюрьму (до пяти лет);
  • запрещено занимать некоторые должности либо заниматься определенной деятельностью.

При обнаружении факта провокации сотрудниками правоохранительных органов предусмотрены следующие меры взыскания:

  • могут уволить со службы в полиции;
  • компенсация в полном объеме причиненного вреда;
  • могут приписать наказание за превышение своих служебных полномочий.

Итак, что такое провокация преступления? Провокация преступных действий – это подстрекательство, активная агитация к его осуществлению.

К сожалению, высокий процент провокаций правонарушений в нашей стране свидетельствует о недоработках в функционировании правоохранительных органов.

Деятельность лица (преступника, потерпевшего) или его стремление к удовлетворению потребности (законным или незаконным путем) может вступить в противоречие с объективной действительностью. В этом случае, как и во многих других, возникает так называемая проблемная ситуация. Это — совокупность обстоятельств, требующих выхода, незамедлительного принятия решения.

Такая ситуация часто является фактором, обостряющим потребность и вызывающим (мотивирующим) правомерное или преступное поведение.185 Некоторые авторы называют такую ситуацию конфликтной -включающую в себя совокупность причин и условий, предшествующих конфликту и вызывающих его. Это стечение предпосылок, условий и причин еще не наступившего, т.е. потенциального конфликта; ситуация которая угрожает разрядиться конфликтом.186

В криминологии проблемная ситуация определяется как сочетание ( комплекс) обстоятельств жизни данного человека, непосредственно влияющее на его поведение в данный момент. Такая ситуация может иметь разнообразное значение: она может провоцировать преступление, быть для него подходящим поводом, а в некоторых случаях и препятствовать ему.

Проблемная ситуация обычно выражается в возникновении перед данным субъектом таких задач, которые ему трудно разрешить обычными способами, используемыми в повседневной жизни. Это могут быть семейные или производственные конфликты; необходимость выбора служебной карьеры; возникновение трудностей материального характера, и т.п.

Иногда одно преступление создает проблемную или просто подходящую ситуацию для совершения другого. Это может быть и провокация преступления (в уголовно-правовом и криминологическом смысле), и преступления совершаемые в состоянии сильного душевного волнения, а также причинение вреда при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица и т.д.

Кудрявцев В.Н. отмечает, что объективное значение ситуации надо отличать от ее субъективного смысла. Известно, что важна не столько сама ситуация, сколько представление о ней действующего субъекта. Именно это представление и влияет на его поведение. Встречается несколько вариантов расхождения объективного содержания ситуации и ее субъективного восприятия.

Во-первых, ситуация может ни в чем не измениться по сравнению с прежней, а вся «проблема» привносится искаженным воображением субъекта. Во- вторых, проблема может действительно иметь место, но преувеличиваются ее роль и степень остроты, а поле зрения по поводу возможных вариантов ее решения у субъекта сужается. В-третьих, возможна неверная оценка субъектом существующих в данной ситуации факторов, предполагаемых последствий и собственных действий.

Анализируя различные причины искаженного понимания ситуаций, специалисты указывают на следующие обстоятельства, порождающие преступное решение или способствующие ему: а) напряженность ситуации, которая нередко воспринимается как безвыходность (например, глубокий семейный конфликт, вызванный аморальным поведением одного из супругов);

Нередко проблемная ситуация переходит в конфликт. Существует множество определений термина «конфликт». Однако все они близки по своему содержанию. По мнению некоторых зарубежных социологов, конфликт существует уже в том случае, когда налицо противоположность, несовместимость, несоответствие интересов ( Р.Дарендорф, Дж. Бернард, К.Боулдинг, Л.Крисберг).

Похожие диссертации на Понятие и правовые последствия провокации в уголовном праве

В период построения правового государства, большое значение имеет усиление охраны прав и интересов личности, общечеловеческих ценностей, -приоритет которых перед всеми иными ценностями является неоспоримым постулатом цивилизованной системы права. В связи с этим определенную актуальность приобретает исследование проблем социально — нравственной коллизии, во-первых, между гражданами, во-вторых, между отдельными гражданами с одной стороны, и государством и обществом — с другой.

Одной из сфер, где возникают острые коллизии интересов человека, общества и государства, является сфера разграничения правомерного и преступного поведения.

Актуальное значение в этой связи приобретает вопрос о разработке действенных уголовно — правовых гарантий при провокации преступления.

Несмотря на общественную значимость данной проблемы, в юридической теории и практике проблема провокации не достаточно исследована. Понятие провокации по-прежнему остается дискуссионным, не решен вопрос о степени общественной опасности провокационной деятельности, нет ее толкования и в законодательстве Российской Федерации.

Попытки решения этих вопросов в Российском законодательстве предпринимались еще в начале XX в. Провокация, тогда крайне широко распространилась в России, став неотъемлемым атрибутом деятельности вначале политической, а затем и общеуголовной полиции, а в последствии -и милиции. Практически ни одно громкое дело о политических преступлениях и тайных организациях XIX — нач. XX в.в.

Предлагаем ознакомиться  Что делать если соседи постоянно шумят после 2300

не обходилось без участия полицейских провокаторов. В 1907 году была утверждена секретная инструкция по организации так называемого «внутреннего наблюдения» в антиправительственной среде, запрещавшая пользоваться услугами провокаторов. Согласно инструкции Департамента полиции агентуре было запрещено заниматься провокационной деятельностью, под которой понималось создание преступного деяния и подведение под ответственность за содеянное ими других лиц.

Вместе с тем было дано указание, в целях сохранения своего положения в организации агенты не должны были уклоняться от активной работы, возлагаемой на них преступными сообществами. Таким образом, возможность провоцирования агентами была сохранена, для ее применения была необходима санкция руководства.

В следующем Уголовном кодексе РСФСР 1926 года норма о провокации взятки сохранилась, но был расширен круг наказуемых деяний. Статья 119 этого кодекса была следующего содержания: «Провокация взятки, т.е. заведомое создание должностным лицом обстановки и условий, вызывающих предложение или получение взятки, в целях последующего изобличения давшего или принявшего взятку». Просуществовала эта норма лишь до принятия УК РСФСР 1960 года.

В Уголовном кодексе 1960 года, провокация взятки была декриминализирована и никакой другой нормы, предусматривающей ответственность за провокацию не содержалось. По-видимому, это объяснялось недооценкой российским законодателем повышенной общественной опасности данного деяния. В новом уголовном законодательстве России эта норма вновь закреплена, хотя и с существенными редакционными изменениями. Уголовный кодекс 1996 года предусматривает уголовную ответственность за провокацию должностного лица в получении взятки (статья 304 ).

Иными словами, если законодатель 1922 года защищал граждан от должностных лиц, провоцирующих их к даче взятки, то современный законодатель России, наоборот защищает должностных лиц от граждан, провоцирующих их к получению взятки. При этом ни тогда, ни сегодня не уделялось должное внимание законодательному закреплению понятия провокации.

На фоне изменения приоритетов в охране уголовным законом общественных отношений, смещения акцентов в пользу правовых гарантий законных интересов личности, уровень общественной опасности провокации значительно повысился.

Нам представляется, что уголовное законодательство должно защищать от провокации всех граждан, независимо от их должностного положения. Причем защищать не только от провокации получения взятки, но и от провокации иного преступления. По сути, спровоцировать можно любое преступление; убийство, причинение вреда здоровью, дачи взятки.

Так, например, следователь, являясь должностным лицом, от которого зависит ход расследования и избрание меры пресечения обвиняемому, недвусмысленно намекая самому обвиняемому, либо его родственникам о материальном вознаграждении за избрание менее строгой меры пресечения, и делая это с целью изобличения последних в преступлении — дачи взятки, совершает ничто иное, как провокацию дачи взятки. Возможны и такие

Провокация преступления как комплексный институт уголовного права : проблемы теории и практикиРадачинский, Сергей Николаевич

Институты российского уголовного права: понятие, система и перспективы развитияЖук, Максим Сергеевич

Наказание по мусульманскому уголовному праву: понятие, цели, видыМахарамов Яхья Алянович

Дополнительное уголовное право Федеративной Республики Германии : Понятие, система, источникиШулепова Людмила Федотовна

Понятие преступления по уголовному праву Иордании Аль Халаса Ашраф

Наркобизнес: понятие, состояние, возможности противодействияБуркова Елена Анатольевна

Последствия экологических преступленийКрашенинников Денис Александрович

Пределы осуществления гражданских прав хозяйствующими субъектами, занимающими доминирующее положениеБорзило Евгения Юрьевна

Новая редакция Ст. 304 УК РФ 1. Комментируемая статья своим основным назначением имеет защиту общественных отношений, обеспечивающих ограждение невиновного от необоснованного осуждения. 3. Термин «попытка» должен толковаться не буквально (покушение).

В действительности речь идет об имитации, создании видимости получения соответствующим лицом взятки или предмета подкупа.

5. С момента совершения действий, непосредственно направленных на формирование ложных данных о том, что взятка (предмет подкупа) должностным лицом (лицом, выполняющим управленческие функции) принята (принят), преступление окончено (составом). 6. Субъект преступного посягательства должен обладать лишь общими признаками и возрастом не менее 16 лет.

7. Преступление совершается с прямым умыслом. СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349; 1999. N 2. Ст. 233; 2001. N 13. Ст.

1140; 2005. N 49. Ст. 5128. 9.

Преступление относится к категории средней тяжести.

1. Предмет преступления аналогичен предмету преступления, предусмотренного ст. 204 УК РФ. Потерпевшим может быть должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Преступление, предусмотренное комментируемой статьей, окончено в момент покушения на передачу соответствующих предметов (оказание услуги).

Понятие и правовые последствия провокации в уголовном праве : Дис.

. канд. юрид. наук : 12.00.08 : Ростов н/Д, 2002 176 c.

Криминологические аспекты провокации преступления . 2.1 Провоцирующее поведение потерпевшего 105 2.2.

Провоцирующая роль конфликта в совершении преступлений 126 2.3. Профилактика и предупреждение провокации преступления 146 Комплексное решение этих вопросов позволило бы устранить межотраслевые коллизии и унифицировать российское законодательство в целом.

Статья 304

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4. Мотивы преступления могут быть разными. На квалификацию они не влияют, но могут учитываться при назначении наказания.

СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349. Необходимо отметить, что провокационные действия могут осуществляться и сотрудниками правоохранительных органов. В этом случае подобные действия будут отличаться от оперативного эксперимента по следующим основаниям: 1) при провокации нет оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных в ст.

7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»; См.: Радачинский С.Н.

С. 71. Субъект рассматриваемого преступления общий — вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет.

Если провокация взятки или коммерческого подкупа совершена должностным лицом с использованием служебного положения, содеянное им следует дополнительно квалифицировать по ст. 285 УК РФ . См.: п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. В качестве обязательного признака в законе указана цель: искусственное создание доказательств совершения преступления или шантаж.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Выработанная прецедентным правом доктрина была перенесена в уголовное законодательство штатов.

В большинстве из них в качестве образца была использована юридическая конструкция, предложенная Примерным УК США: В качестве примера интерпретации вышеуказанных норм можно привести законодательство двух штатов.

УК Техаса отнес вовлечение в ловушку к общим основаниям защиты от уголовной ответственности: Побуждение или подстрекательство к совершению посягательства означает активное побуждение или подстрекательство.

Помимо США и ассоциированного с ними государства Пуэрто-Рико, прямое указание на провокацию как защиту встречается только в новейшем УК Бутана. Однако в Канаде установление факта вовлечения в ловушку имеет не материально-правовое, а процессуальное значение, поскольку не признается защитой, но влечет остановку судопроизводства по делу. На практике это равносильно оправданию лица.

Провоцирование преступления и другие злоупотребления указанной моделью, по мнению Конституционного Суда, делают ее антиконституционной, а собранная в результате ее применения информация не является доказательством уголовно-процессуального значения.

Провокация, образующая состав преступления

Каждое преступное деяние — это, прежде всего единство объективных и субъективных свойств поведения человека. Объективные свойства любого преступления всегда выражаются внешне, то есть в совершении деяния в форме действия либо бездействия, опасного для общества, причинившего или способного причинить вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям.

Так, в Уголовном кодексе 1996 года, законодатель, учитывая то, что сотрудники правоприменительных органов в целях скорейшего достижения желаемого результата в своей деятельности иногда используют различные методы выявления преступлений, не всегда соответствующие закону, криминализировал такие незаконные методы борьбы с получением взятки и коммерческого подкупа, установив уголовную ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа ( ст. 304 УК РФ).

Но, как мы уже отмечали, все с той же целью скорейшего достижения желаемого результата спровоцировать можно не только получение взятки, но и любое другое преступление, например, дачу взятки, хранение наркотических средств, причинение вреда здоровью, убийство, изнасилование и т.д., ответственность за провокацию которых не предусмотрена.

В конце XIX — начале XX в.в. в юридической литературе по поводу этической и правовой оценки провокации преступлений сложилось определенное мнение: « Ссылка на служебные обязанности сама по себе не состоятельна уже потому, что никакой закон не уполномочивает и не может уполномочить кого-либо на подобную деятельность.

Обязанность полиции состоит в раскрытии совершенных преступлений или в предупреждении готовящихся; но в том и другом случае эта деятельность не имеет ничего общего с созданием новых преступлений и преступных попыток. Такая ссылка не извинительна не только тогда, когда данный агент по своему почину прибег к подобному способу открытия преступника, но и тогда, когда он действовал по приказу начальника, так как подобный приказ беззаконен.

Несколько иными представляются те случаи, когда подговариваемое лицо уже разыскивается властью за учиненное им какое-либо иное преступное деяние, когда в совершении нового деяния или даже покушения на него нет никакого интереса, и засада устраивается не для привлечения к ответственности за вновь учиненное, а только для захвата преступника.

Если такую полицейскую деятельность по разным причинам нельзя назвать вполне рациональной, в особенности в виду той опасности, которая грозит жертве вновь придуманного преступного деяния, и в виду возможности достичь задуманного иными средствами, то, с другой стороны, здесь можно возражать против наличности подстрекательства, так как действительное учинение этого деяния или даже наказуемая попытка на него не предполагалась.

С таким мнением нельзя не согласиться, поскольку провокация в целях сведения личных счетов, скорейшего достижения желаемого результата, по мотиву корысти, карьеризма, является извращенной формой борьбы с преступлениями, а значит, представляет собой серьезную общественную опасность. Поэтому лицо, которое прибегает к таким методам, должно подлежать уголовной ответственности за провокацию преступления.

Тем не менее, в практической деятельности правоприменительных органов встречаются случаи, когда, например должностные лица провоцируют частных лиц на дачу взятки. Здесь, на наш взгляд, уместно привести следующий пример. Сотрудниками отдела по борьбе с экономическими преступлениями было возбуждено уголовное дело в отношении гражданина Г.

Предлагаем ознакомиться  Договор социального найма права и обязанности нанимателя и наймодателя

, который дал взятку следователю П. Г., являлся отцом обвиняемого в разбойном нападении, уголовное дело по обвинению которого находилось в производстве следователя П. В ходе расследования уголовного дела о даче взятки следователь прокуратуры установил, что следователь П., спровоцировал Г., на дачу взятки, поскольку П.

, использовал определенное давление на Г., рассказывая, что можно затратить большое количество труда для того чтобы сыну Г., дали максимальный срок, а можно и повернуть в другую сторону и переквалифицировать на статью с менее строгими санкциями. После этого П., задал Г. следующий вопрос: « Как будем на протяжении следствия работать?» Из чего Г.

, сделал выводы о том, что участь его сына зависит от того оплатит ли он труд следователя П. Из допросов и расшифровки аудиозаписи разговора Г. и П., следователь прокуратуры также сделал выводы о том, что П., на протяжении длительного времени ведет разговоры о взятке, задает провокационные вопросы о ее сумме, детализируя варианты труда следователя, который можно направить для ухудшения положения обвиняемого или наоборот.

Расшифровка записи не подтверждает намерения Г., дать взятку П. и подкупить следователя. Более того, следователь сам подталкивает Г. к принятию решения о даче взятки, давая понять, что это в его интересах, но при этом следователь П., не имел умысла на получение взятки и совершения действий в пользу взяткодателя. Умысел П.

, изначально был направлен на провокацию дачи взятки с последующим изобличением Г. в преступлении. В ходе следствия так и не выяснен мотив, который побудил следователя П. на совершение провокации в отношении Г. Судя по материалам дела П. преследовал личную заинтересованность, скорее всего, исходил из ложно понятых служебных обязанностей либо личных неприязненных отношений.

Несмотря на это, уголовное дело было прекращено по статье 5 п.2 УПК РСФСР.56 Как мы видим, установив факт провокации дачи взятки, следователь прокуратуры не смог дать уголовно-правовую оценку действиям П. и Г., поскольку нормы о провокации дачи взятки в Уголовном кодексе Российской Федерации не существует.

Тем не менее, если мы привлекаем к уголовной ответственности лиц провоцирующих получение взятки, то почему бы не признать, что и должностное лицо, спровоцировавшее на дачу взятки, также должно привлекаться к уголовной ответственности. Ведь в случае, когда должностное лицо инициирует зависимое лицо, имея при этом цель выявления дачи взятки, вовлекает в преступление путем моделирования обстановки и условий, подталкивающих лицо к совершению данного преступления, такие действия чиновника являются провоцирующими.

В.П. Котин указывает, что не меньшую общественную опасность, представляют действия, связанные с провокацией дачи взятки, когда чиновники, пользуясь зависимостью и правовой неосведомленностью граждан, провоцируют их на совершение преступления.57 Мы бы добавили к сказанному, что не малую общественную опасность представляют действия связанные с провокацией любого преступления, хотя законодательно этот вопрос не урегулирован.

Из 100 респондентов, опрошенных в ходе проведенного нами анкетирования 93 % дали положительный ответ на вопрос о том, считают ли они, что спровоцировать можно любое преступление, 59% респондентов известны факты различного рода провокаций, которые в основном не получили должной правовой оценки, 92% считают, что в УК РФ должна содержаться норма о провокации преступления.

Верховный суд разъяснил, как выявить провокации спецслужб

Верховный суд России потребовал от людей в мантиях не поддаваться на полицейские провокации: если тайные агенты буквально толкают человека на преступления, судить его за это нельзя.

Такие рекомендации содержатся в опубликованном высшей судебной инстанции обзоре судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

Еще одна новость с полей невидимого фронта: по мнению Верховного суда России, даже если спецслужбам надо “всего лишь” “пробить” человека по номеру или узнать, где “бродил” сотовый телефон, они должны получить судебное решение.

Иначе обвинения будут бездоказательны.

Некоторые эксперты утверждают, мол, сегодня спецслужбы могут подключиться к чему угодно – телефону, компьютеру, да хоть телевизору. Так что говорить по сотовому дескать то же самое, что кричать на улице. Потенциальных слушателей на трубке может оказаться гораздо больше, чем можно себе представить.

Верховный суд РФ запретил в приговоре копировать обвинение

Так или нет, кто же из нас, простых смертных, знает. Технические возможности спецслужб – тайна за семью печатями. И не только у нас, везде рыцари секретного образа предпочитают хранить молчание по поводу своих возможностей.

Как бы то ни было, не стоит недооценивать и бюрократию секретных служб. Любая информация у них заносится в дело, а дело должно быть соответствующим образом оформлено.

К тому же любая информация, если по-хорошему, рано или поздно должна быть как-то реализована. А если прослушка получена в обход суда, как доказательство ее не примут. Еще нюанс: технические возможности специального ведомства  не означают, что любой лейтенант там, щелкнув пальцем, может включить большие уши.

Следователям же процедура обязательна тем более. В каком бы они ни были звании. И здесь возникает принципиальный вопрос: может ли правоохранитель прийти в сотовую компанию, показать корочку, и забрать, скажем, данные по соединениям абонента? Или просто узнать фамилию человека по номеру сотового телефона….

Для справки, в прошлом году суды выдали 326 тысяч 195 разрешений на ограничении в рамках оперативно-розыскной деятельности конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи. Еще 140 тысяч 47 разрешений на контроль телефонных разговоров было выдано в рамках следственных действий. Здесь записи прямиком ложились в уголовное дело.

Провокаторам отбой

Весьма болезненный вопрос – провокации спецслужб. Верховный суд страны постарался найти грань между обычной оперативно-розыскной деятельностью, когда преступника пытаются вывести на чистую воду, и провокаций. Это – когда под статью подводят фактически постороннего человека.

Верховный суд объяснил, что считать помощью экстремизму

В обзоре судебной практики приведен пример подобной провокации. Некий гражданин, как потом он объяснял на суде, хотел купить компьютер ребенку. Но продавец – электроника покупалась с рук – решительно заявил, что отдаст компьютер только за наркотики. А денег ему не надо.

Покупатель – делать нечего – купил у цыган героин и отнес продавцу. Но вместо компьютера человек получил срок. Продавец, как выяснилось, работал на спецслужбе. А купля-продажа была чистейшей воды провокацией.

Как выяснилось, никогда раньше покупатель не был замечен в сбыте наркотиков.  “В приговоре не содержатся доказательства того, что Ф. совершил бы преступление без вмешательства сотрудников милиции, – говорится в обзоре Верховного суда. – Из этого следует, что действия Ф.

по существу были спровоцированы сотрудниками милиции, фактически совершавшими подстрекательство к совершению Ф. сбыта наркотика.

, совершенные в результате провокации со стороны милиции, не могут расцениваться как уголовно наказуемое деяние, что соответствует разъяснению, содержащемуся во втором абзаце пункта 14 постановления Пленума от 15.06.2006 № 14″.

Верховный суд запретил лишать прав водителей, не заметивших аварию

Поэтому Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор и последующие судебные решения по делу в части сбыта наркотического средства, а дело прекратила за отсутствием состава преступления. Однако этот же приговор в части осуждения Ф. за незаконное приобретение и хранение наркотиков остался в силе.

Как поясняет Верховный суд, значительное количество поступающих в суды уголовных дел в отношении лиц, обвиняемых в сбыте наркотических средств, возбуждается в результате оперативно-розыскных мероприятий (преимущественно проверочных закупок).

В каждом случае, когда в качестве доказательств по уголовному делу используются результаты оперативно-розыскной деятельности, суды обязаны оценивать возможность использования результатов данных мероприятий в качестве доказательств по уголовному делу. Иными словами, смотреть, законно ли действовали оперативники. Не перешли ли они где-то грань?

Верховный суд объяснил, как защищать свою честь и достоинство

“Проведение проверочной закупки, как правило, обусловлено необходимостью выявления лица, занимающегося незаконной реализацией наркотических средств, а также документирования его противоправной деятельности, – говорится в обзоре.

– Для проведения указанного ОРМ требуются данные, свидетельствующие о незаконной деятельности лица, в отношении которого планируется провести закупку, а также следует закрепить эти данные, придать им такую процессуальную форму, которая позволит в будущем признать их доказательствами по делу”.

Верховный суд разрешил требовать моральный ущерб за незаконный штраф

Для справки

По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, судами общей юрисдикции в 2011 году за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных и сильнодействующих средств, по ст. 228-234 УК РФ осуждено 134 474 лица.

Из них для 103580 лиц обвинение в этом преступлении являлось наиболее тяжким из вмененных составов обвинения. Еще 30 894 лица осуждены за совершение этих преступлений в совокупности с другим более тяжким преступлением.

Количество осужденных за такие преступления в сравнении с 2010 годом практически осталось на прежнем уровне (снижение числа осужденных на 0,9 %).

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации

Провоцирующее поведение потерпевшего

В последние годы в рамках криминологии получило свое развитие относительно новое научное направление — виктимология. Но ее проблемами интересуется также и уголовное право, уголовный процесс, криминалистика. Центральным понятием в виктимологии выступает латинское слово — victima, переводимое как жертва.

Предлагаем ознакомиться  Для какого скутера не нужны права

Однако в советско-российской виктимологии на первоначальном этапе развития укоренилось использование термина «потерпевший» (Л.В.Франк, Д.В.Ривман, В.Н.Коновалов). Впоследствии ученые в основном стали пользоваться термином «жертва» ( В.В.Вандышев, В.И.Полубинский).

Сравнительно недавно проблема потерпевшего стала разрабатываться и в уголовном праве. Этому способствовало обращение к виктимологии. В первую очередь обсуждалась проблема «вины» потерпевшего, а в последнее время и уголовно-правовое понятие потерпевшего. Особенно ощутимое развитие это получило, когда данный вопрос стал изучаться как составная часть темы «Объект преступления».

Выделив, наряду с объектом, предмет преступления, криминалисты стали разрабатывать последнее понятие. При этом возник вопрос: кто потерпевший объект или предмет преступления. Так, некоторые ученые, определив предмет преступления как любые блага, ценности, являются элементом общественных отношений, включили и человека в круг предметов преступления.

В Уголовном праве потерпевший понимается как человек, которому причинен вред или угрожает причинение вреда. В последнее время уголовное право определяет, что в общем понятии состава преступления потерпевший, наряду с дополнительным объектом, предметом преступления относится к факультативным признакам.

В соответствии со статьей 42 УПК РФ, «потерпевшим признается физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда».

Из этого следует, что уголовно-правовое и уголовно-процессуальное понятие потерпевшего могут не совпадать, поскольку действительный потерпевший может быть не признан таковым (когда преступление осталось неизвестным) или может быть признано потерпевшим лицо, понесшее вред не от преступления ( например, от действий невменяемого).

Тем более, не совпадает с уголовно-правовым и уголовно-процессуальным понятием потерпевшего криминологическое, охватывающее любых лиц, если им причинен вред, независимо от правовой оценки их роли в механизме преступления. Эти понятия близки по смыслу, но выполняют различные функции и, следовательно, не могут совпадать, поэтому в криминологии и виктимологии более уместно пользоваться термином «жертва».

В это понятие вкладывается различное содержание. Так, по мнению П.С. Дагеля и Н.Ф. Кузнецовой, «вина потерпевшего» включает как субъективное отношение к содеянному, так и само неправомерное поведение.142 Л.В. Франк полагает, что «вина потерпевшего» может выразиться в умышленном или неосторожном отношении к последствиям своих действий.

143 Эту же позицию разделяет и В.И. Полубинский.144 И все авторы оговаривают то обстоятельство, что речь идет о понятии уголовном, заведомо не точном, отличном от общепринятого понятия вины преступника. Следовательно, понятие «вина потерпевшего» требует уточнения, строго ограничив сферу его функционирования.

Прежде всего, необходимо различать понятие «вина потерпевшего» и «отрицательное поведение потерпевшего». Для обозначения всего разнообразия негативных проявлений потерпевшего в механизме преступления, объективного отражения как «виновного», так и «невиновного» вклада его в конечный виктимный результат, некоторые авторы считают наиболее целесообразно использовать понятие «отрицательное поведение потерпевшего».145

Ряд авторов полагают, что «вину потерпевшего» не следует рассматривать только как уголовно-правовую или даже общеправовую категорию, влекущую уголовную или иную юридическую ответственность, но в первую очередь как категорию социально психологическую , заключающуюся в упречном состоянии психики субъекта, выраженном «в отрицательном отношении его к общественным интересам общества».148

При наличии уголовно-правовой вины потерпевшего он, в сущности, исключается в этом своем качестве из системы уголовно-правовых оценок, но в любых обстоятельствах остается в роли жертвы — потерпевшим в виктимологическом смысле этого понятия. И, что самое важное, «вина потерпевшего» как социальная вина, независимо от ее юридической оценки, всегда заключается лишь в умышленном или неосторожном отношении потерпевшего к последствиям своих действий, но никак не в самих этих действиях.

В данном случае имеется в виду психическое отношение потерпевшего ко всему его отрицательному поведению (в рамках виктимной ситуации), включая не только непосредственно виктимологические последствия, но и все негативные последствия, вытекающие из последствия включения потерпевшего в криминологический механизм.

Как мы видим, традиционным подходом к пониманию конфликта служит изучение противоречий. Между тем противоречия и конфликт не могут рассматриваться как синонимы. Противоречия, противоположности, различия — это необходимые, но не достаточные условия конфликта. Противоположности и противоречия превращаются в конфликт только тогда, когда начинают взаимодействовать силы, являющиеся их носителями.

Исходя из этого, Е.М. Гиляров определяет «конфликт» как трудноразрешимое противоречие, возникающее между противоборстующими сторонами в связи с разрешением социальных, экономических и личностных проблем и проявляющееся в форме острых эмоциональных переживаний и действий (открытого противоборства).

Похожие диссертации на Понятие и правовые последствия провокации в уголовном праве

Провокация преступления как комплексный институт уголовного права : проблемы теории и практикиРадачинский, Сергей Николаевич

Институты российского уголовного права: понятие, система и перспективы развитияЖук, Максим Сергеевич

Наказание по мусульманскому уголовному праву: понятие, цели, видыМахарамов Яхья Алянович

Дополнительное уголовное право Федеративной Республики Германии : Понятие, система, источникиШулепова Людмила Федотовна

Понятие преступления по уголовному праву Иордании Аль Халаса Ашраф

Наркобизнес: понятие, состояние, возможности противодействияБуркова Елена Анатольевна

Последствия экологических преступленийКрашенинников Денис Александрович

Пределы осуществления гражданских прав хозяйствующими субъектами, занимающими доминирующее положениеБорзило Евгения Юрьевна

Провокация преступления. Статья УК РФ

Провокацией преступления называются действия, которые побудили человека совершить правонарушение. Самым распространенным видом такого подстрекательства является провокация преступного деяния работниками правоохранительных органов. Обычно, она имеет место быть, в отношении дел о коррупции, сутенерстве, наркоторговле и нарушении авторских прав.

Рассмотрим более подробно, что представляет собой провокация преступления, и какое наказание за нее может последовать.

При рассмотрении дела, носящего уголовный характер, в обязательном порядке определяются основания преступления. К ним относятся: форма виновности, характер действий, последствия и т. п.

Кроме этого, устанавливаются мотивы и умысел, которые повлияли на гражданина, нарушившего законодательство.

В случае если на возникновение желания совершить противоправное деяние повлияли законные представители власти или другие лица, то такое действие может считаться провокацией преступления.

Основные признаки, характеризующие уголовное подстрекательство, согласно УК РФ делятся на:

  1. активные действия, влияющие на решение человека совершить преступление, при отсутствии которых, такое деяние не было бы совершено;
  2. действия, направленные на установление признаков состава правонарушения и доказательств по нему, носящие искусственно созданный характер.

При подтверждении факта наличия провокации, виновное лицо, совершившее преступление, не сможет избежать наказания. Но при этом все неправомерно полученные доказательства его вины будут приняты к сведению для привлечения к уголовной ответственности лиц, спровоцировавших человека на правонарушение.

Что говорит закон?

В действующем законодательстве провокационные действия никак не определяются. Однако в 304 статье УК РФ четко прописаны санкции за провокацию к коррупции и подкупу. Благодаря признакам этих преступлений и появляется возможность установить общие особенности подстрекательства.

Провокация может считаться совершенной, если:

  • подстрекательские действия являются целью определения признаков деяния, умышленных или созданных искусственным путем, а также сбором доказательств и шантажом;
  • устанавливаются нарушения правил работы оперативников, то есть в случае, когда сотрудники правоохранительных органов способствуют совершения противоправных действий;
  • провокационные действия влияют на желание человека нарушить закон.

Последствия подстрекательских действий могут иметь ряд отличий от статуса виновного лица и всех участников совершенного правонарушения.

УК РФ и УПК РФ определяют, насколько допустимы собранные доказательства, то есть, соблюдены ли все требования законодательства и правила оперативно-розыскных действий.

Если они были умышленно подстроены, то их исключат из дела, и не будут учитывать в момент назначения наказания виновному лицу.

Как показывает практика, в случае определения действий, носящих провокационный характер, наступает ряд последствий:

  1. Каждый выявленный случай провокации к совершению преступления признается противозаконным. Это значит, что все составленные нормативные акты, протоколы и другие документы утратят силу, поскольку будут считаться заполненными с нарушением действующего законодательства.
  2. Если исключение документации, составленной с нарушением закона, полностью снимет вину с обвиняемого, то основания для его привлечения к ответственности устраняться.
  3. Если действия со стороны провокатора нарушили законодательство, то его привлекут к уголовной ответственности. Согласно УК РФ, мера наказания будет определена в зависимости от тяжести возникших последствий.

Как правило, фактически доказать наличие провокационных действий на практике довольно трудно. Для этого сначала необходимо подтвердить изначальное отсутствие у виновного лица умысла к совершению правонарушения. Однако сделать это все-таки возможно, если найти свидетелей, собрать справки и характеристики на человека и т. п.

В статье 304 УК РФ четко прописана мера наказания за подкуп или получение взятки.

Если вина будет доказана, то на виновное лицо может быть наложены штрафные санкции, размер которых составляет до 200 000 рублей.

Также в качестве меры наказания может избрано лишение свободы на срок до 5 лет. К гражданину, совершившему преступление, могут применяться и другие виды наказания на усмотрение судьи.

Если провокатор, толкнувший к преступной деятельности виновника, является сотрудником правоохранительных органов или лицо, находящееся при исполнении, то дополнительным наказанием для него станет снятие с занимаемой должности и запрет ведения деятельности.

Если провокация связана с преступлением, виновник будет наказан за совершенные действия, согласно отдельному составу Особой части УК РФ. Наказание за провокационные деяния будут гораздо меньше, чем за основное противоправное действие.

Если установлено подстрекательство к совершению преступного деяния работниками полиции, то в этом случае они будут наказаны следующим образом:

  • за превышение должностных обязанностей, нарушение правил деятельности и т. д.;
  • лишением должности и увольнением с работы из органов МВД;
  • возмещением компенсации пострадавшему лицу в полном объеме.

Если вся доказательная база вины в совершении преступного деяния была сформирована провокационными действиями, то гражданину удастся избежать наказания и прекратить уголовное преследование.

, ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Adblock detector